Взлетная или посадочная?

Взлетная или посадочная?

Новый политический сезон в Украине стартовал. Однако ключевые вопросы повестки дня до сих пор четко не обозначены. Тезисы выступления Петра Порошенко на открытии сессии ВР – лишь приблизительные ориентиры. Выгодные для власти, но не отражающие действительность исчерпывающе.

1. Конституционная реформа в части судоустройства вступает в силу с 30-го сентября.

Кроме всего прочего, это даст старт формированию Верховного суда (срок – полгода). В состав ВСУ войдут все специализированные суды, в том числе – административные, решающие, как мы знаем, вопросы, связанные с выборами. Для того, чтобы конституционные изменения заработали в полную силу, необходимо принять ряд профильных законов. Один из ключевых – «О высшем совете правосудия», его проект сейчас как раз нарабатывается. Высший совет правосудия является, по сути, преемником ВСЮ. Даже кадровый состав – до 2019-го года — останется аналогичным. А вот полномочия – бОльшими, с фактической возможностью назначать, увольнять судей, давать разрешение на их задержание и т.д. При этом представления о назначении подписывать предстоит Президенту. А это, как вы понимаете, серьезный рычаг.

По мнению экспертов, на сегодня на значительную часть ВСЮ имеет непосредственное влияние Президент и его политическая сила. Соответственно, на Высший совет – орган, призванный следить за «чистотой рядов» судейского корпуса, модерировать его деятельность на самом высшем уровне – влияние сие сохранится. Потенциально создавая пространство для манипуляций. Не таких, конечно, топорных, как провернул в 2010-м Янукович с Конституционным судом, но все же.

Во избежание подобных «перекосов» достаточно простимулировать принятие еще одного закона, «сопутствующего» реформе. Именно – о создании Антикоррупционного суда. Формирование данного органа предусмотрено вступающей в силу реформой, однако для его полноценной работы нужен соответствующий закон. Утверждение которого Банковой крайне невыгодно — «второе НАБУ» ей ни к чему. Так что перспективы Антикоррупционного суда сегодня напрямую зависят от настойчивости ряда депутатов и последовательности позиций международных посредников.

На Банковой за полноценную реализацию конституционных изменений в части судебной реформы по-прежнему отвечает замглавы АП Алексей Филатов. Будучи близким к Ложкину, он, тем не менее, остался в должности после увольнения Бориса Евгеньевича. И хотя некоторые источники утверждают, что заявление «на выход» Филатов написал (вероятно превентивно) еще несколько недель тому, на сегодня он остается серьезным игроком, нацеленным довести начатое до конца. За два с лишком года у Филатова сложились свои отношения с Президентом, что предоставляет ему довольно широкое пространство для действий.

2. Парламентские выборы в Грузии 8-го октября.

Авторство социологии, позволяющей составить хотя бы приблизительное представление о происходящем в стране, принадлежит Национальному демократическому институту США. Ей, уже, правда, несколько месяцев, но на сегодня это – наиболее исчерпывающие данные. Проанализировать их мы попытались вместе с Хатией Деканоидзе, в эфире программы «Левый берег с Соней Кошкиной» в июле. Сейчас разберемся предметнее.

Итак, согласно опросу НДИ, за правящую коалицию «Грузинская мечта» свои голоса готовы отдать 15% избирателей, за партию экс-президента Саакашвили – 13%. Политические силы идут фактически «нос в нос». При этом доля неопределившихся – свыше 50% граждан. С одной стороны, это свидетельствует о том, что грузины – по тем или иным причинам – не спешат признаваться социологам в своих симпатиях. С другой — что многие сделают выбор непосредственно на участке. Логично, конкурирующие стороны стараются этим воспользоваться. Так, сторонники Иванишвили сняли телесериал, «основанный на реальных событиях».

«Герократия» рассказывает о годах президентства Саакашвили. Рассказывает, естественно, в негативном залоге. В центре сюжета – события в тюрьме в Глдани: известная история с пытками и издевательствами над заключенными. Премьера ленты уже состоялась в одном из кинотеатров Тбилиси. В сети доступен тизер и первые серии, и хотя внятные английские, а тем более русские, субтитры отсутствуют, красноречивые сцены насилия, сексуальных оргий, употребления наркотиков, говорят сами за себя.

Расчет довольно прост: представить эпоху Саакашвили в настолько черном свете, чтобы у грузин не возникло желания вернуться к пройденному. Сторонники экс-президента скептически относятся к перспективам электорального эффекта ленты. Так ли это, станет понятно уже во вторую субботу октября. Если первый тур выборов для симпатиков Михо пройдет успешно, они ожидают приезда своего лидера в страну. Задача – максимально мобилизовать сторонников для одержания победы во втором туре. Каким образом подобное возможно – учитывая, что в Грузии против Михо возбуждено уголовное дело, «по мотивам» которого его должны «принять» прямо в аэропорту – не совсем понятно, но первичный план именно таков.

В свете грузинских перипетий, нам интересен единственный вопрос: вернется ли Саакашвили в Украину? На сегодня между ним и Петром Порошенко существует негласная договоренность: до восьмого октября Михаил Николозович трудится в качестве главы Одесской ОГА, а там – по обстоятельствам. При этом в ГПУ «под сукном» лежит запрос грузинских силовиков о выдаче Саакашвили. Который уже месяц лежит. И то, что ему не дают ход – исключительно проявление доброй воли отечественных властей.

Кроме губернаторства, у Саакашвили в нашей стране имеется еще один запасной аэродром – партия «Хвиля», создание которой недавно анонсировали Чумак, Касько, Саквалеридзе и Ко. Еще не развернувшаяся в полную силу, партия, очевидно, ожидает присоединения Саакашвили. По сути, это – единственное ее «конкурентное преимущество» перед другими «младодемократами», которых – чем ближе к выборам – тем расплодится больше.

Каждому такому новообразованию на деле, а не на словах, предстоит доказать, чем они не/отличаются от давно почивших в бозе проектов Валерия Хорошковского, Валерия Коновалюка, Сергея Тигипко и прочих «достойников».

3. Бюджетный процесс как повод помериться влиянием.

Как известно, первичный «драфт» главного финдокумента страны Кабмин должен – согласно положениям Бюджетного кодекса – предоставить на рассмотрение Рады до 15-го сентября. Лидер фракции БПП Игорь Грынив уже аккуратно намекнул: к этой дате почитать проект бюджета у депутатов вряд ли получится. Логично, сроки итогового принятия (до 15-го декабря) тоже сдвинутся – ситуация неприятная, но вполне привычная. Имеющая в нынешнем году пикантную специфику. Этот бюджет – первый для Владимира Гройсмана в качестве премьер-министра.

Помните, когда Владимира Борисовича номинировали на пост главы КМУ, одним из аргументов «за» было: он сам сможет собирать в Раде голоса под «свои» законопроекты. Ранее – в том, что касалось провлатсных сил – этим активно занимался Юрий Луценко. Остальное «добивали» Игорь Кононенко и Виталий Ковальчук, отвечающий за коммуникацию с «независимыми группами». Луценко в Раде больше нет, Ковальчук расстроен непопаданием в кресло главы АП, Кононенко не обладает достаточным влиянием, глава БПП Игорь Грынив занимается иными вопросами. Таким образом, проблема сбора голосов поставила Владимира Борисовича в положение весьма затруднительное. Вынужденное обращение за помощью к Президенту практически неизбежно (глава Минфина Александр Данилюк в одиночку не справится, это ясно). А это, конечно же, отстрочит утверждение в качестве автономного центра влияния. Еще – даст исчерпывающий ответ на вопрос о том, кто «в доме главный».

4. Запасной аэродром коалиции. «Видродження» и «Наш край».

Проблемы в коалиции – «секрет Полишинеля». Номинальное образование держится, по большему счету, на том, что две ключевые ее составляющие – БПП и НФ – одинаково не заинтересованы в досрочных парламентских выборах. Как там у Пастернака: «Ты – благо гибельного шага, когда житье тошней недуга…» ну, и т.д. При ключевых голосованиях недостающие голоса «добираются» у так называемых «независимых групп», неформальное «кураторство» которых – по линии АП – осуществляет замглавы ведомства Виталий Ковальчук. Конструкции сии, однако, очень неустойчивы – каждый раз, под новое голосование, требуется новый торг, с ним – ресурсы. Так что формирование относительно стабильного клуба «симпатиков» — не блажь АП, но необходимость.

За реализацию идеи взялись еще весной. Занимался, преимущественно, тот же Ковальчук, небезосновательно полагавший, что продуктивная активность поможет ему возглавить – вместо Бориса Ложкина – АП. По времени активность удачно совпала с раздраем, случившемся внутри фракции партии «Видродження». Оная поделилась фактически пополам: 12 депутатов – в ходе внутреннего конфликта – приняли сторону главы фракции Виталия Хомутынника, 11 – главы партии Виктора Бондаря. Последние предъявляли «группе Хомутынника» нежелание играть по «прозрачным правилам», излишне активное «крышевание Насирова», невозможность повлиять на ситуацию с посадкой Кацубы и т.д.

Хомутынник активно ссорился, но никому ничего не предъявлял – для уверенности в собственных силах ему достаточно было связей с Ковальчуком, также – поддержки Коломойского. На наличие которой у себя указывала, впрочем, и сторона Бондаря (не без участия Евгения Геллера). Официальный «развод» «Видродження» отсрочили только летние месяцы, да то, что публично Игорь Валериевич не поддержал ни одну из сторон конфликта (ему сие просто ни к чему. Тем более, пятеро из двенадцати «штыков» Хомутынника весьма нестабильны, могут «переметнуться» на противоположную сторону в любой момент).

Связь с Ковальчуком у Хомутынника остается и сегодня. Вопрос о том, возьмется ли он за развитие проекта «Наш край» и, если да, то на каких условиях, еще решается (Олесь Довгий, которому давеча – по сведениям инсайдеров – предлагалось то же, от авантюры отказался). Одно ясно наверняка: на Банковой всерьез вознамерились превратить «Наш край» в политическую силу, способную преодолеть парламентский барьер. А пока предвыборной ситуации в стране нет – попытаться объединить «случайных попутчиков» (из числа бывших регионалов, а также вольных мажоритарщиков) под единым парламентским «зонтиком».

5. Будущность коалиции также напрямую зависит от будущности «Народного фронта».

Уже пять месяцев, как формальный лидер НФ Арсений Яценюк оставил пост премьер-министра страны. 14-го апреля он покинул сессионный зал ВР красиво – через центральный вход (обычно, именно этим путем сюда заходит новоизбранный Президент). Однако, визуальный образ не был дополнен смыслами – в публичной плоскости Арсений Петрович то ли не захотел, то ли не сумел расставить точки над «і», подведя итог почти двухлетнему премьерству. Соответственно, многие вопросы попросту зависли в воздухе. Летом Яценюк побывал с визитами в США и в Брюсселе, однако для заполнения информационных лакун сего оказалось недостаточно.

Номинально, он по-прежнему верховодит в НФ: регулярно встречается с фракцией, участвует в выработке ключевых решений, более того – сохраняет место в «стратегической семерке». Вот только развитию партийной работы сие никак не способствует. «НФ» как был, так и остается, искусственным образованием, созданным, в свое время, для участия в парламентских (после того, как не удалось договориться с командами Тимошенко и Порошенко). Потеряв статус «партии власти номер два», растратив первичный рейтинг, НФ ничего, вот ровным счетом ничего, не делает для того, чтобы восстановить прежнее статус-кво. А это означает постепенную, но неизбежную утрату политической субъектности.

Потому что если «завтра война», то есть выборы, НФ, как такового, нет. Убаюкивает лишь то, что выборов ни завтра, ни в обозримой перспективе, не будет. Власть Петра Порошенко сейчас находится на своем пике и никаких, совершенно никаких оснований для внеплановых выборов у нее нет. Как бы сильно того ни хотелось обладателям солидных электоральных рейтингов.

Тут – упомянув несостоятельность перспективы досрочной гонки — мы переходим к отложенным вопросам текущей повестки дня.

Сюда, кроме уже упомянутого, следует причислить:

2) особый статус Донбасса. На внесении тематических изменений в Конституцию еще недавно настаивали наши западные партнеры, однако украинской стороне – со ссылкой на невыполнение Россией Минских соглашений – удалось отсрочить вопрос. Решение которого теперь отложено в долгий ящик.

3) увольнение Романа Насирова. Вопрос замены главы ГФС педалируется давно, однако предметной его реализации есть ряд противовесов. Первый и главный – отсутствие политической воли. Прежде всего, у НФ. В среде которого замене Насирова имеется один, но «серьезный» аргумент — «да, чтобы Банковая поставила на ГФС Нину Южанину? И закрепила за собой еще и этот рычаг влияния? Н-и-з-а-ч-т-о».

Кроме того, нельзя забывать, что рокировки в ГФС могут негативно сказаться на наличии «запасных» голосов в парламенте (см.выше).

…Напоследок, стоит сказать о главном вызове, ни в одной повестке дня не обозначенном, но наиболее остро стоящем сегодня перед действующей украинской властью. Особенно с учетом того, что жаждет она не просто самосохранения, но последующего воспроизведения. Это – экономический рост. Точнее даже – резкий прорыв. Без которого дальнейшее поступательное движение невозможно. Ни под каким соусом. В свое время в Грузии (времен Саакашвили) такой прорыв осуществил Каха Бендукидзе. Сегодня в Украине «своего Бендукидзе» нет. Факт.

Что актуализирует вопрос: станет ли нынешняя полоса для украинской власти взлетной или посадочной?

Соня Кошкина

Поделитесь новостью с друзьями

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *