Вспомнилось детское объявление: «Кто не спрятался — я не виноват!»

кто не спрятался - я не виноват

Всем хорошо известная детская игра «прятки», правила которой просты и понятны. Тот, кто водит, закрывает глаза и считает до десяти (двадцати, тридцати — в зависимости от договоренности), давая возможность другим участникам игры за это время спрятаться так, чтобы его не могли найти. В конце счета всех предупреждает, что вскоре идет искать, поэтому кто не успел спрятаться — пусть не ропщет. А уже потом открывает глаза и …

Далее — кому как повезет. Кого-то «застукивает» сразу, других приходится долго искать. А бывают случаи, особенно если группа собирается достаточно, когда о ком-то даже забывают: сидит, бедняга, в тайнике, ждет, пока его найдут, а уже водит другой — кто плохо спрятался, которого обнаружили первым …

Эта игра вспомнилась на днях не случайно. Потому что и радио, и доска объявлений Харькова, Киева, Днепра и интернет, и телевизор пестрели объявлениями и сообщениями, которое на первый взгляд кажутся если не странным, то по крайней мере несколько ошарашивают своей открытостью и публичностью. Например, недели две назад несколько раз предупреждали, что с такого числа правоохранители начинают всеукраинский масштабный рейд по проверке автотранспорта — как грузового, так и легкового. Мол, «трясти» будут всех, кто попадется на трассах и вызовет хотя бы какое-то подозрение.

Логическое предупреждения? Вряд ли. Если собрались выводить на чистую воду тех, кто транспортирует недозволенное, то настоящие пинкертоны или бонды сделали бы это без лишнего шума и предупреждения. Более того, максимально засекретили бы свои намерения и начали проверять транспорт неожиданно.

А так — что? Нечистые на руку сразу сориентировались, что начиная с указанного числа лучше «залечь» на дно, а когда все утихнет и рейд закончится, снова выныривать. Те, кто с законом ладит, на такие оговорки, как правило, не реагируют, потому что им бояться нечего. Вот и получается, что официальное предупреждение выгодно только проходимцам, злодеям и им подобным.

Другой пример. Часто приходится слышать о предварительном объявления подозрения тому или другому чиновнику или должностному лицу. Называют фамилию, должность, варианты подозрений, которые могут быть предъявлены, и тому подобное. То есть перед нами почти преступник, за которым скучают нары …

А через некоторое время выясняется, что за ним (ней) уже и след остыл. Впоследствии он (она) всплывает на каком-то континенте или в каком-то далеком уголке земного шара — за исключением разве что Арктики или Антарктики.

Зато все вместе начинают бить по бедрам: как же так случилось, что потенциальному задержанному удалось выскользнуть из рук правосудия буквально в последний момент? Кто виноват в побеге? Почему не успели избрать меру пресечения и т.д.?

На самом деле все настолько просто и примитивно, иногда берут сомнения: а может, информацию «сливают» намеренно, чтобы подать сигнал тревоги тем, кто действительно может оказаться в местах не столь отдаленных?

Вне всякого сомнения, вопросы следствия требуют особой бдительности, сосредоточенности и непременного соблюдения процессуального законодательства. Но стоит ли при этом звонить во все колокола, невольно привлекая внимание к делу широкие массы?

Вместо этого есть примеры прямо противоположные приведенным. Во время расследований тех или иных дел общество не получает никакой информации, поскольку это может навредить следственным действиям.

То есть даем отчет, что лишний шум только вредит?

Поделитесь новостью с друзьями

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *