Теракт в Стамбуле: Турцию принуждают к войне против ИГ

Турцию принуждают к войне против ИГ

Убийство 42 человек в стамбульском аэропорту толкает Эрдогана к началу войны с непредсказуемыми последствиями.
«О, Стамбул! Ты позволил безбожию расползтись по своим улицам, грех наполнил твои проспекты и улицы. [За это] ты, нет сомнений, будешь покорен». Именно в таких выражениях апологеты Исламского государства отзывались о крупнейшем городе Турции с начала прошлого года, когда «режим вероотступников» в Анкаре начал активно сотрудничать с США в борьбе против ИГ. Исламисты, кстати, предпочитают называть эту совместную работу «противоестественным союзом с крестоносцами».

С тех пор официальная позиция ИГ заключается в том, что Турция – это исламское государство, находящееся под властью «западных безбожников» и их местных марионеток в лице действующего президента и правительства. Однако это отношение сложилось не сразу.

Период заигрывания и неявной поддержки Исламского государства в его борьбе против сирийских курдов со стороны Анкары длился до 20 июля 2015 года, когда в Суруче на юге Турции произошел первый теракт, организованный боевиками ИГ. На смену тайной кооперации пришло некое подобие холодной войны: турки оборвали все связи с ИГ, но активно не вмешивались в боевые действия на севере Сирии. Впрочем, это продлилось недолго. После ряда обстрелов турецких городов с контролируемой ИГ территории Анкара санкционировала нанесение трансграничных артиллерийских ударов по объектам исламистов. Война из холодной превратилась в ограниченную.

Теракт в Стамбуле, стоивших жизни 42 людям и здоровья – еще двумстам, завершил и этот период в истории отношений между ИГ и Турцией. Теперь война будет открытой и полномасштабной. Президент Реджеп Тайип Эрдоган – человек авторитарный, жесткий и не склонный прощать тех, кто открыто бросает ему вызов. Особенно столь дерзкий вызов: теракт произошел в аэропорту Ататюрка – одном из самых оживленных в Европе, символизирующем все достижения Эрдогана за время его правления: экономический рост, туристическую популярность, глобальные связи и современную модель развития исламской страны. Такое просто не может остаться безнаказанным.

Более того, сейчас на президента будет оказано мощное давление со стороны местных элит и общественного мнения. Все потребуют не просто провести аресты, укрепить границы и усилить меры безопасности в аэропортах, но и наказать террористов там, откуда им отдавались приказы – в Ракке. Неофициальная столица Исламского государства, стоящая на берегу Евфрата в северной Сирии, находится всего в 80 километрах от границы с Турцией. При должном желании и подготовке турецкая армия (вторая по численности в НАТО) смогла бы преодолеть это расстояние за очень короткий срок – пару месяцев, если не недель. Искушение начать подобную операцию будет очень велико, тем более, что к ее проведению все готово: турецкие войска (включая танки и артиллерию) несколько лет маринуются в непосредственной близости от сирийской границы, ожидая приказа наступать.

В пользу проведения военной операции свидетельствуют еще два очень важных обстоятельства. Во-первых, это быстрое продвижение курдских формирований, действующих в северной Сирии, навстречу друг другу. Если Турция не предпримет никаких действий, то скоро вдоль всей ее южной границы (от Ирана до почти Средиземного моря) появится непрерывное и враждебное курдское образование, блокирующее Анкаре сухопутный доступ ко всему ближневосточному региону. Вторжение, направленное против Исламского государства, позволит не только жестоко покарать организаторов стамбульского теракта, но и не допустить создания единого курдского квазигосударства. Если турецкие войска будут продвигаться строго по территории, находящейся под контролем ИГ, то курды будут рассечены надвое. При этом международное сообщество ни в коем случае не осудит подобное вмешательство. Напротив, Турции все будут аплодировать стоя.

Второе обстоятельство, способствующее началу такой операции – это только что оформленное примирение Эрдогана с Россией и Израилем – двумя странами, обладающими немалым весом и влиянием в регионе вообще и в Сирии – в частности.

В условиях продолжавшегося конфликта с Москвой Анкара не могла бы свободно применять свою авиацию в небе над северной Сирией, поскольку после уничтожения российского Су-24 турецкими истребителями Кремль пообещал сбивать любой турецкий самолет над территорией Сирии. Поэтому применение Анкарой авиации было чревато прямым военным столкновением с РФ. Поскольку этого никто не хотел, турецкие власти полностью отказались от полетов боевой авиации над Сирией, ограничившись лишь разведывательным полетами вдоль границы, но над своей территорией. Примирение с Москвой позволит снять это ограничение, существенно упростив жизнь своим наземным войскам.

Израиль напрямую в сирийской войне не участвует, но без учета его позиции никому не рекомендуется летать над этой страной, поскольку израильтяне обоснованно и в высшей степени серьезно пекутся о собственной безопасности. В условиях продолжавшейся напряженности Иерусалим мог бы неверно истолковать присутствие вооруженных турецких самолетов вблизи от собственных границ. Теперь, после нормализации отношений, все возможные недоразумения сняты, можно летать.

Итак, вторжение в Сирию с целью ликвидации Исламского государства способно принести Эрдогану целый ворох плюсов. Во-первых, общество с глубоким удовлетворением воспримет месть за своих сограждан, зверски убитых в аэропорту. Во-вторых, продвижение войск на юг позволит не дать курдским формированиям соединиться и предоставит Анкаре возможность принять участие в обсуждении административно-политической конфигурации послевоенной Сирии. В-третьих, разгром ИГ – это большой плюс в карму лично Эрдогана, переживающего период довольно неровных отношений с США и Евросоюзом. Барак Обама и Ангела Меркель, вероятно, не будут носить его на руках, но соответствующее желание у них, безусловно, появится.

Ну и главное: победа над хтоническим злом, угрожающим всему миру, восстановление отношений с соседями и партнерами, ликвидация угрозы создания «курдской стены» на южной границе выведет Эрдогана в разряд наиболее авторитетных мировых лидеров и приведет к взлету популярности на родине. Это, в свою очередь, откроет путь к реализации его давней мечты о воссоздании блистательной Оттоманской империи с самим собой во главе – новым султаном, хранителем ислама, вершителем судеб мира и прочая, и прочая. За такую перспективу можно и повоевать.

Все это сейчас выглядит очень привлекательно, но есть одно «но» – иррациональное и спорное, однако весьма существенное. Возможное турецкое наступление неизбежно (просто по географическим причинам) будет проходить через город Дабик, расположенный в северной Сирии. А именно этот город упомянут в хадисах (жизнеописании пророка Мухаммеда) как место последней битвы людей, в которой схлестнутся «силы халифата» и (цитата) «войска Рима». Согласно пророчествам, эта битва запустит целую цепь событий, финалом которых будет День Суда и конец света. Собственно, весь смысл существования Исламского государства – это реализация данного пророчества с последующим попаданием всех правоверных, сражавшихся на его стороне, в рай, а отступников и неверных, соответственно, в куда менее приятные места.

При всем уважении к Ватикану и швейцарским гвардейцам, выражение «войска Рима» в современном мире мало что значит. Пропагандисты ИГ, столкнувшись с этой проблемой, вывели две равнозначных интерпретации. Во-первых, это выражение у них означает просто «войска западных стран», то есть силы европейских и североамериканских армий. Во-вторых, речь идет именно о Турции. Дело в том, что во времена, когда писались хадисы, для арабов «Римом» была Византийская империя с центром в Константинополе. Сейчас ровно в этих же местах расположена Турция, которую исламисты считают преемницей Византии. (Кстати, очень спорное утверждение, но для пропаганды годится).

Таким образом, появление турецкой армии у города Дабик будет означать почти дословное исполнение древнего пророчества, что, в свою очередь, повлечет ряд неприятных для всего мира последствий. Первое и, пожалуй, главное. Людей, готовых поверить в скорое наступление конца времен, по всему миру куда больше, чем многим кажется. Когда они увидят явный знак того, что до Дня Суда осталось совсем недолго, сомнения в аутентичности халифата отпадут. Одни, бросив все, отправятся на войну, помогать своим (согласно пророчеству в битве у Дабика правоверные должны победить). Другие, присягнув на верность халифу, пойдут с автоматом на дискотеку или с бомбой в аэропорт (концертный зал, театр, etc.). К сожалению, 80-86 процентов людей в любой стране мира и при любом режиме подвержены влиянию пропаганды, поэтому террор может захлестнуть всю планету. Кроме того, сам Дабик исламисты уже давно превратили в неприступную крепость, за которую они будут сражаться буквально до последнего человека. Взять его сходу будет крайне непросто.

Фактор Дабика может превратить заурядную антитеррористическую операцию в глобальный кризис с совершенно непредсказуемыми последствиями. Поэтому Реджепу Тайипу Эрдогану надо трижды подумать, прежде чем начинать (или не начинать) военную операцию против Исламского государства.

Иван Яковина

Поделитесь новостью с друзьями

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *