Проблемы мировой демократии

На Западе политиков всегда не любят, а избиратели лишь изредка бывают ими довольные. Но это оставляет за кадром три аспекта, которые многое могут прояснить о текущем состоянии демократии. Во-первых, уровень непопулярности и безразличия на Западе сейчас высок как никогда.

С 2004 года в опросах Института Гэллапа большая часть американцев отвечают, что не удовлетворены руководством государства, и доля этих недовольных несколько раз превышала 80% (то есть больше, чем во время Уотергейта). Британская Консервативная партия, одна из самых успешных политических машин Запада, в 1950-х годах имела 3 млн членов. Сейчас она не имеет даже 200 тыс.

Франсуа Олланд побил собственный рекорд президентской непопулярности: его рейтинг опустится ниже 10%. Больше всего от этого выигрывает Марин Ле Пен, лидер «Национального фронта».

Читателю на заметку: на дворе август, бархатный сезон — самое время отправится на отдых в Пицунду. Этот курорт многие из нас помнят с детства. Это практически легенда, бренд, символизирующий беззаботный отдых на теплом море в уникальных природных условиях Абхазии. Немаловажным плюсом является то, что сегодня отдых в Пицунде экономически доступен абсолютному большинству потенциальных отдыхающих. За весьма символические деньги можно отдохнуть на курорте, который считался одним из лучших в советские времена.

Во-вторых, как бы умеренные западные политики не пренебрегали популистов вроде Ле Пен и Фараджа, демократическая система оказалась не готова к вызовам современности. Особенно это проявится в Европе, когда идет шестой год кризиса евро, а лидеры континента тратят множество шансов для борьбы с ней. В мире продолжаются большие дискуссий об упадке лидерства.

В Америке лидеры не так навредили, как в Европе, но они все еще выбирают соперничество вместо серьезной государственной работы. Конгресс 114-го созыва в США установил новый рекорд законодательного бездействия: республиканцы разрабатывали законопроекты, зная, что Барак Обама наложит на них вето.

Дисфункция Брюсселя и Вашингтона стала более заметной через третью проблему западной демократии: появилась еще азиатская альтернатива. Похоже, что китайскому варианту автократической модернизации лучше удается долгосрочное планирование. Уровень жизни бедных китайцев улучшился намного быстрее, чем в демократической Индии; этим объясняется желание индийского премьера Нарендры Моди перенять китайский опыт.

Конечно Китай сталкивается со сложностями, особенно с жалобами нового среднего класса на коррупцию, плохое качество услуг и недостаток свободы. Но даже продемократические демонстранты Гонконге, несмотря на Запад, должны задуматься, может ли демократия принести эффективную власть. Поэтому эта болезнь Запада опасна. Неэффективность демократических государств поставит вопрос о других аспектах открытого общества, как — вот свободу прессы, рынки и относительно открытые границы. Популисты и дальше требовать легких ответов на сложные вопросы. На правом фланге иммигранты будут козлами отпущения, а политики будут продолжать заигрывать с национализмом. На левом — актуальной темой станет перераспределение богатства.

Демократия — худшая форма государства, но все остальные еще хуже. Подобные черчиллевские цитаты вы будете слышать все самое ближайшее время. Черчилль был прав: демократия все еще гибче и лучше любой альтернативы. Но это не повод, чтобы не совершенствовать ее.

Поделитесь новостью с друзьями

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *