И вашим и нашим?

И вашим и нашим?

Ежедневно еду на работу 24-м автобусом от Центрального железнодорожного вокзала на улицу Грушевского. Каждый раз, когда автобус поворачивает с улицы Симона Петлюры на бульвар Тараса Шевченко, вижу слева закрыт от человеческого глаза желто-синими полотнами памятник Николаю Щорсу. Тогда думаю, что красному комдиву не очень приятно смотреть на улицу, названную именем его заклятого врага, даже через завесу.

Сегодня в очередной раз проезжая мимо памятника командиру 44-й стрелковой (а до того — 1-й Украинской советской) дивизии, услышал позади: «Что еще нужно отрубить Щорсу, чтобы его отсюда наконец-то забрали? Навсегда!» Я оглянулся и увидел не молодого уже мужчину, который сквозь окно провожал взглядом памятник красному комдиву. «О! Оказывается, я давно уже не был в Киеве, — выдал после паузы незнакомец. — Коню Щорса уже ногу доточили! Значит, скоро и полотно уберут, чтобы на памятник смотрели с гордостью киевляне и гости города».

Действительно, вместо обрубка передней правой ноги лошадь Николая Щорса лихо поднял вверх уже полноценную концовку. Это может означать, что памятник будет стоять здесь и в будущем.

Мне не очень приятно, когда с постаментов силой сбрасывают памятники. В том числе и Николаю Щорсу. Но мне не понятно, почему нация не может наконец окончательно определиться, заслуживают памяти и уважения люди, в честь которых были установлены памятники в Киеве. 5 февраля 1919 года Первая украинская дивизия под командованием Николая Щорса взял Киев. Комдива спустя был назначен военным комендантом города. То есть он стал ответственным (по крайней мере за 9 дней комендантства на Крещатике) за обыски в Киеве, реквизиции и выбивания без лишней огласки комиссарами в застенках ЧК скрытых ценностей у горожан.

Кстати, киевляне «освобожденного города» не забыли еще первого пришествия большевиков в украинскую столицу 9 февраля 1918 года, когда «братья» с севера (вам ничего это не напоминает?) беспощадно обстреливали Киев из крупнокалиберных орудий в течение 9 дней. По одной только Печерской лавре, утверждают историки, было выпущено более 700 снарядов. После такого обстрела российская нашествие в худших традициях средневековой резни начала расстреливать, жечь живьем и пытать мирных жителей, которых, по разным данным, было уничтожено от 3 до 6 тысяч.

Верный ленинец Владимир Затонский обо всем увиденном в Киеве в феврале 1918 года писал так: «Мы вошли в город: трупы, трупы, кровь. Тогда расстреливали всех, просто на улице». Самого товарища Затонского от пули красного патруля на улице спас только мандат члена Совнаркома РРФСР с подписью Ильича.

И вот эту кровавую орду привел в Киев во второй раз Николай Щорс в 1919-м! Не знать о том, что делали большевистские мародеры, он не мог. Поэтому мне после всего прочитанного о нем в исторической литературе не очень приятно смотреть на тень красного комдива сквозь полотна, пусть и окрашены в цвета нашего национального флага.

Кстати, до 1935 года память о Николае Щорсе хранили только его родные и бойцы-однополчане. Даже в Большой советской энциклопедии о нем не упоминали ни словом. И лишь в феврале 1935-го, когда Иосиф Сталин на встрече с кинематографистами предложил Александру Довженко создать фильм об «украинском Чапаеве», фигура красного комдива появилась из небытия. Чтобы поддержать патриотический дух советского народа, которому нужны были герои.

Фильм о Николае Щорсе вышел на экраны в 1939 году. Он стал одним из самых кассовых в Советском Союзе. И в Украине все бросились увековечивать память о «украинского Чапаева». Что же касается памятника комдиву, то он появился на бульваре Тараса Шевченко 1954-го. Во времена СССР эту скульптуру было отмечено даже на выставке в Париже. Потому что конь Николая Щорса, видите, опирался не на четыре (как в остальных известных памятников в мире), а на три ноги. В этом была его ценность. Но несмотря на это, по моему мнению, такой идол не может стоять на одной из центральных улиц столицы независимого Украинского государства. Потому что не может Николай Щорс быть национальный герой, поскольку во время гражданской войны он (пусть не лично) убивал патриотически настроенных украинцев, которые отстаивали независимость молодого государства в армии Симона Петлюры.

Удивляюсь поклонению украинцев не нашим героям: на территории военного лицея имени Ивана Богуна в Киеве долгое время стоит также закрыт от человеческого глаза баннером памятник российскому полководцу Александру Суворову. С Украиной у него ничего не связано (кроме Измаильской крепости). Поэтому удивляюсь, почему до сих пор в Украине не нашлось скульптора, который увековечил бы Ивана Богуна.

Торчит напротив Бессарабки и гнилой зуб Владимира Ленина. Цепляй на него хоть 10 трезубцев или столько же национальных флагов, Ильич все равно будут засорять центр города и пытаться вернуть нас к своего большевистского прошлого. И установите на Крещатике памятник Героям Небесной Сотни, и о ката Ленина все забудут навсегда!

Что же до Щорса, то до революции на его месте был памятник Алексею Бобринскому, который, по словам историка Михаила Кальницкого, сыграл большую роль в развитии сахарной промышленности в Украине. Хороший вариант, не так ли?

Александр КРЮЧКОВ

Поделитесь новостью с друзьями

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *